24 марта 2020

Криминальный очерк: «Тайна смерти Джонни». Часть 3.

Надо отдать должное полиции, она проводила опрос не только взрослых, но и допросила детей. Полицейских интересовало, какие были отношения между Джонни Гиллом и Барреттом. И друзья убитого мальчика поведали на первый взгляд довольно интересную информацию. Мальчишки рассказали полицейским, что Джонни Гилл распускал слухи про Барретта.

Джонни рассказывал друзьям, что, когда Барретт развозил молоко, он позволял себе выпить. Полицейские посчитали, что эту информацию очень важной! Они решили, что Уильям Барретт сильно разозлился на Джонни Гилла за то, что он всем рассказывал, что выпивает на работе. Следствие решило, что Барретт в порыве гнева убил мальчика. Дело было передано в суд.

Уже сейчас можно сказать, что у следствия фактически не было прямых улик против Барретта. Тот мотив, который озвучило следствие просто смехотворен! Прежде всего, надо понимать, что россказни мальчишек довольно безобидны. Да, вполне возможно, что Уильям Барретт действительно выпивал на работе. И Джонни мог рассказать про это своим друзьям, но если мы вспомним, то Уильям Барретт заехал за мальчиком, чтобы вместе с ним развозить молоко. Если бы Барретт действительно был зол на Джонни, то он просто бы не приехал за ним в то злополучное утро. Более того, уже отмечалось, когда мальчик пропал, Барретт несколько раз приходил к родителям Джонни и интересовался его судьбой. Родители Джонни и полиция посчитала такие действия Барретта очень странными. Они считали, что такая озабоченность судьбой мальчика, по сути является признанием в убийстве. Стоит ли говорить, что почти все считали Уильяма Барретта виновным в смерти Джонни Гилла.

Но были и те, кто считал Уильяма Барретта не причастным к этим трагическим событиям. Как ни странно, одним из таких людей был Джон Проктер Вулфенден, хозяин молочной фермы и работодатель Барретта. Вулфенден не просто верил в невиновность своего рабочего, он поступил довольно неожиданно. Рискуя своим положением, а также делами своей фермы, Вулфенден нанял молодого, но уже снискавшего себе славу адвоката из Лондона – Джона Уиппа Крейвена. Крейвен работал адвокатом сравнительно недолго, всего четыре года, но за это время он не проиграл ни одного своего дела. Он происходил из адвокатской семьи. Его отец, Джозеф Крейвен был одним из старейших судей и пользовался непререкаемым авторитетом. Преимуществом Джона Крейвена было то, что он ловко использовал подходящие моменты и легко манипулировал событиями. Он также был мастером обольщения при работе с прессой. Вообще, общение и манипулирование прессой было одним из коньков Крейвена. Сохранились первые его высказывания по этому делу:

«Джентльмены, будьте уверены, что мой клиент, Уильям Барретт, невиновен. Мой клиент может отчитываться о своих передвижениях в четверг, пятницу и субботу вплоть до ареста. Нам известна каждая минута, каждый час, начиная с того момента, как мальчик ушел от него, и до момента задержания моего клиента. Конечно, многое из того, что он сказал, может подтвердить только его жена, но она не может давать показания. Но я не сомневаюсь, что мы сможем доказать его невиновность без всяких сомнений, даже без ее помощи. Мистер Барретт самым решительным образом отрицает свою причастность к этому убийству, и я уверен, что его невиновность будет полностью доказана. Он утверждает, что мальчик ушел от него в половине девятого утра в четверг, как раз, когда он должен был доставить молоко в Уолмер-Виллас, сказав, что сбегает домой позавтракать, и пообещав, уходя, вернуться и присоединиться к мистеру Барретту, как он часто делал ради поездки. Заключенный сразу же отправился на молочную ферму, покончив со своим обходом, и есть доказательства, что он прибыл туда в обычное время, около девяти часов, и после того, как вывел лошадь из повозки и отвел ее в конюшню, отправился с утренним молоком с ручной тележкой, потому что дороги были скользкими. Мы уверены, что это дело будет прекращено очень скоро, из-за отсутствия доказательств».

Рисунки в газетах, посвящённые убийству Джонни Гилла.

Уже по этому интервью можно сказать, что выступления в суде адвоката Джона Крейвена были шумными и театральными. Крейвен развернул бурную деятельность. Он добился повторного исследования трупа. Для этого он пригласил двух уважаемых докторов того времени – доктора Хайма из Брэдфорда и доктора Робертса из Кейли. Повторное исследование не принесло никаких новых открытий. Вообще, зачем проводилось повторное вскрытие сказать трудно, скорее всего Крейвен хотел психологически надавить на обвинение. Также есть мысль, что была надежда на то, что возможно что-то было упущено. И отчасти одна такая маленькая деталь была замечена, но об этом чуть ниже.

У автора было желание представить в очерк выдержки судебного заседания, но в конечном итоге было решено от этого отказаться. Адвокат Джон Крейвен провёл свою работу просто великолепно. Он не просто устраивал шоу, но и методично и главное логично отбил все косвенные улики, которые были представлены в суде. Единственное на чём стоит заострить внимание, это на протокол вскрытия, а именно на остатки смородинового пирога, которые были найдены в желудке Джонни Гилла. Да, останки пирога нашли ещё при первом вскрытии, но именно повторное исследование останков мальчика, поставил вопрос: а кто же его угостил смородиновым пирогом? Именно этот вопрос и поднял адвокат Джон Крейвен. Он не пытался на него ответить, это была не его задача, адвокат лишь справедливо заметил, что смородиновый пирог не готовила мать Джонни Гилла, также его не готовила жена Уильяма Барретта. Крейвен справедливо заметил, что пирогом Джонни Гилла угостил его настоящий убийца.

Как мог уже догадаться читатель, суд признал невиновным Уильяма Барретта в убийстве Джонни Гилла. Но на этом злоключения Уильяма Барретта не кончились!

 

Второе расследование и повторный арест. 12 марта 1889 года.

 

Спустя буквально нескольких дней Уильям Барретт был снова арестован у себя дома. Дело в том, что у следствия появился важный свидетель, некий молодой человек по имени Джон Томас Дайер. Вообще стоит сказать, что данный свидетель был у следствия ещё во время первого расследования, но тогда вызывать его в суд для дачи показаний посчитали нецелесообразным. Тогда посчитали его ненадёжным в связи с психическим заболеванием, сейчас же у обвинения не было выбора. Стоит сказать пару слов об Томасе Дайере. Прежде всего, молодой человек путался в своём имени. Одним он назывался Джоном и утверждал, что это и есть его настоящее имя, другим же он говорил обратное, что его зовут Томас. Томас, он же Джон, не умел писать и читать и его интеллект был, как у ребёнка. Но, несмотря на свои интеллектуальные недостатки, он был довольно приятным парнем и совершенно безвредным. Томас любил людей и с удовольствием заводил с ними разговоры по дороге на работу и обратно. Томас работал чистильщиком сапог у майора Черчилля, и очень гордился своей работой. И теперь он был главным свидетелем обвинения.

В 6 часов 20 минут 29 декабря 1888 года, а мы помним, что это была суббота и в это утро будет обнаружен труп Джонни Гилла, Джон Томас увидел Уильяма Барретта, выходящего из калитки рядом с конюшней, и несущего перед собой тяжелый и громоздкий сверток. Джон Томас попытался заговорить с Барреттом, но тот его проигнорировал, а только ускорил шаг. Хотя Дайер не мог угнаться за Барреттом, он видел, как тот пересек Мэннингем-Лейн, спустился на Торнклифф-Роуд и направился в сторону Мелл-стрит. Таковы были показания Джона Томаса Дайера.Чтобы избежать на суде проблем на связанных с психическим здоровьем Дайера, ему была проведена психическая экспертиза. По заключению врачей Дайер имел интеллект ниже среднего, но он способен давать показания в суде.

Во время второго суда были заслушаны показания и другого свидетеля. Гарри Ледгард был фотографом, который заявил, что в четверг после Рождества, он возвращался домой и около 22 часов 30 минут, проходя мимо конюшни, заметил, что дверь в неё была открыта. Внутри горел свет, и Гарри увидел человека, стоящего в сгорбленной позе. Т.к. он был немного пьян и спешил домой, то не стал задерживаться. Лицо незнакомого человека Гарри Ледгард не рассмотрел.

Так же суд выслушал и показания Джона Томаса Дайера. Защищал Уильяма Барретта всё тот же адвокат, Джон Крейвен. Как и в предыдущий раз, Уильям Барретт был признан невиновным в смерти Джонни Гилла. Убийцу Джонни Гилла так никогда и не нашли. Убийство Джонни Гилла было жестоким даже по тем временам, когда казалось, что люди привыкли к подобным ужасам. Джек-Потрошитель, расчленённые женские тела в Темзе, всё то было на слуху и убийство маленького мальчика стало в один ряд с самыми ужасными преступлениями. Но каким бы ужасным ни было бы это преступление, автор бы не стал писать про него, если бы не одно, но.

Прежде чем мы перейдём к другим весьма и весьма важным событиям, давайте немного разберём убийство Джонни Гилла.

ОКОНЧАНИЕ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Блокнот Романа Игнатова. Copyright 2018-2020.

Опубликовано 24.03.2020 Роман Игнатов в категории "18+", "Викторианские убийства", "Криминальные очерки", "Серийниые убийцы

Добавить комментарий

Войти с помощью: