1 июля 2021

Криминальный очерк: “Настоящая история настоящего Шерлока Холмса”. Окончание.

Первым делом Джером Каминада отвёл Мэри Кинг на опознание найденного трупа младенца. Женщина без труда опознала в нём сына миссис Аллен. Также она опознала и одежду ребёнка. Теперь оставалось найти эту самую миссис Аллен и получить от неё объяснения.

Стоит сказать ещё об одном событии, но которое в конечном итоге окажется напрямую связанным с историей об убийстве младенца. В то самое время, когда Мэри Кинг и Джером Каминада занимались опознанием, полиция начала расследование об исчезновении 25-летней Элизабет Энн Ремингтон. Заявление об исчезновении Элизабет Ремингтон сделал её мачеха, Фрэнсис Ремингтон. Девушка исчезла в мае месяце и о её местонахождении было ничего неизвестно. Полиции удалось установить, что Элизабет Ремингтон работала прислугой и была помолвлена с неким Альберт Барнсли. Девушка внезапно исчезла, когда поехала навестить своего двоюродного брата. Вначале попытки разыскать девушку предприняла семья, но в конечном итоге было решено обратиться в полицию. Расследование смерти младенца таинственной миссис Аллен набирало обороты, и одновременно с ним шёл поиск Элизабет Ремингтон. Но не прошло и несколько дней со дня подачи заявления об исчезновении Элизабет, как беглянка вернулась домой! Казалось, что с таинственным исчезновением Элизабет Ремингтон всё прояснилось и здесь нет криминальной подоплёки. Так в конечном итоге и вышло бы, если бы в то время в полиции не служил Джером Каминада. Детектива заинтересовало странное исчезновение, и он сделал довольно неожиданный шаг. 28 сентября он привёз Мэри Кинг в дом, где жила Элизабет Ремингтон. Можно сказать, что Каминада произвёл очную встречу. Мэри Кинг сразу же узнала в Элизабет Ремингтон миссис Аллен. Именно это, казалось бы, незамысловатое дело, позволило найти мать мёртвого ребёнка.

Элизабет Ремингтон, она же миссис Аллен.

Прежде всего, Джером Каминада допросил, нет, не Элизабет Ремингтон, как может подумать читатель, а её родных! Таким нетривиальным способом Каминада планировал узнать больше информации и быть готовым к тому, если Элизабет Ремингтон начнёт врать в ходе допроса. Уже после первого допроса, а следует напомнить, что это не был привычный нам всем допрос свидетелей. В то время детектив мог и запугивать свидетелей, а также применять меры физического воздействия. Всё это считалось вполне законным. И именно из-за таких методов ведения допросов свидетели предпочитали говорить правду, чтобы самим не стать подозреваемыми, с которыми разговор будет совсем иного толка. Мачеха Элизабет сразу же поведала о нелицеприятном разговоре с беглянкой. Женщина прекрасно понимала, что могут скрывать такие побеги. Она без обиняков заявила, что Элизабет была беременна и этим побегом пыталась избавиться от «позора». В то время беременность и рождение вне брака было большим позором для семьи. Миссис Ремингтон даже сделала предположение, что Элизабет забеременела от своего работодателя. В общем, как говорится, била не в бровь, а глаз! Девушка отвергла все обвинения мачехи, и была очень возмущена подобными обвинениями. Впрочем, дать внятное объяснение того, где она пропадала все эти месяцы, так и не удосужилась. После такого рассказа, детектив Каминада арестовал Элизабет Ремингтон по обвинению в убийстве своего незаконнорождённого ребёнка. Джером Каминада сделал предположение, что отец ребёнка был состоятельным человеком и незаконнорождённый ребёнок мог испортить его репутацию. Допрос Элизабет Ремингтон уже проходил за стенами тюрьмы, и вот что рассказала девушка. Она поступила на работу к торговцу хлопком и мельницей 47-летнему Эшворту Риду. Это был не богач, но довольно обеспеченный человек. Рид был женат и имел четырёх детей, младшему было всего четыре годика. Как не трудно догадаться, вскоре Эшворт Рид соблазнил Элизабет Ремингтон. Их отношения продолжались некоторое время, но потом «нежданно-негаданно» Элизабет забеременела. Бросать свою жену и четверых детей Эшворт не собирался, поэтому на время беременности Элизабет перевёз её в Манчестер и поселил в гостиницу «Central Temperance». Но мужчина был «настоящим джентльменом» и поэтому встречался с Элизабет каждый день… на вокзале. Элизабет Ремингтон заявила, что в день смерти ребёнка, они сели на трамвай до Читем-Хилл и затем пошли в лес в Блэкли. Она вспомнила, что Рид смочил носовой платок в воде и дал ей приложить его ко рту ребёнка, что она и сделала. Они повторяли эти действия до тех пор, пока ребёнок умер. Он завернул тело в коричневую бумагу и оставил в лесу, где его нашли братья Шоррокс. Так ситуация со смертью ребёнка была фактически разрешена. Это было детоубийство. По мнению Джерома Каминады, Эшворт Рид специально не стал закапывать ребёнка в надежде, что дикие животные съедят его труп. Но хотя ситуация была и ясна, кроме показаний Элизабет Ремингтон всё ещё не было никаких конкретных доказательств, связывающих Рида с этим делом, поэтому Каминада начал собирать воедино события, которые привели к ужасному открытию в лесу в Блэкли.

Детектив быстро подтвердил связь между подозреваемыми. Сын хозяина гостиницы, девятилетий Джеймс Кинг, опознал Элизабет Ремингтон и Эшворта Рида и сказал, что видел их вместе несколько раз, пока играл на улице. Другие свидетели подтвердили его показания. Уильям Гордон, смотритель Сент-Майклз Флэгс, бывшего кладбища нищих возле Энджел-Медоу, регулярно видел Элизабет и Рида в течение всего мая и июня. Рид приносил еду, и пара какое-то время сидела там вместе. Он не заметил, беременна ли Элизабет, но дважды видел, как она плачет. Джеймс Варфоломей, местный прихожанин, также приметил эту пару. И таких показаний Каминада собрал большое множество. В конце октября Эшворт Рид и Элизабет Энн Ремингтон явились в полицейский суд Манчестера, и после первоначального слушания дело было передано в суд присяжных в Ливерпуле. Суд начался 23 ноября 1893 года. Рид казался слегка нервным, но выдержанным. Его волосы и борода были аккуратно подстрижены, на нем было темно-синее пальто, застёгнутое на пуговицы. С другой стороны, Элизабет, одетая в куртку и шляпу, была очень огорчена. Она прятала распухшее от слез лицо платком и плакала. На протяжении всего процесса Рид часто вставал со своего места, опирался на поручни дока и давал различные комментарии к происходящему. Несмотря на предоставленные доказательства и обстоятельный допрос самого детектива Джерома Каминады, судья постановил, что предоставленных улик недостаточно для осуждения кого-либо из подозреваемых. Эшворт Рид и Элизабет Энн Ремингтон были освобождены прямо в зале суда. Они покинули зал суда под сердечные поздравления своих друзей и родных, включая миссис Рид, которая приветствовала своего мужа с распростёртыми объятиями и горячими поцелуями…

Эта история хоть и не имеет какого-либо таинственного и загадочного течения расследования, а довольно тривиальна. С другой стороны она прекрасно иллюстрирует ситуацию, когда дело ясно и собраны улики, но, увы, справедливость не восторжествовала. Для современного читателя такой поворот дела вызовет как минимум недоумение. Ведь действительно, ни у кого не вызывает сомнений, что Эшворт Рид и Элизабет Ремингтон убили своего ребёнка, но мы должны помнить в какое время происходили эти события. С 1860-х годов казни за убийство маленьких детей были очень редкими, и обычно предъявлялись обвинения в сокрытии рождения, что влекло гораздо более мягкое наказание с максимальным сроком заключения в два года. Считалось, что такие пары способны осознать свою вину и встать на путь исправления. Конечно, в жизни Джерома Каминады были ещё жестокие убийства маленьких детей, и в которых убийцы понесли заслуженное наказание.

Прежде чем мы расскажем ещё об одной истории убийства маленького ребёнка, стоит упомянуть об одной детали, что на следующий день, когда Эшворт Рид вернулся на работу, то все мужчины бросились на него. Риду удалось сбежать от разгневанных мужчин, но избежать всеобщей ненависти ему так и не удалось. Как говорится, и то хлеб. Ну, а теперь ещё одна история из жизни Джерома Каминады.

Начало июня 1896 года в Манчестере выдалось довольно тёплым. Два брата, их имена не сохранились, играли в футбол. Пока эта играла ещё не стала «игрой номер один», а была известна только мальчишкам из Англии. Ребята играли на пустыре возле канала Эштон, недалеко от центра Манчестера. Когда один из братьев направился к реке, чтобы помыть мячик, то заметил ноги ребёнка, торчащие из воды. Он вытащил тело и обнаружил, что это была полностью одетая девочка-младенец с обвязанным шнуром вокруг шеи. Вокруг её талии были привязаны камни, чтобы тело не всплыло. Расследование подтвердило, что ребёнку было около трёх месяцев, и она находилась в воде от одного до четырёх дней. Возглавил расследование Джером Каминада.

Поиск свидетелей и опознание ребёнка не дали положительного результата. Никто ничего не видел и никто не знает убитую девочку. То, что девочку убили, Каминада не сомневался: об этом говорили камни, привязанные к телу ребёнка. Убийца явно хотел, чтобы тело не нашли. Тогда Каминада решает обратиться за помощью к газетам и рассказывает о приметах и одежде убитой девочки. Это был ещё один пример, который говорит нам о том, что Каминада неординарно думал. И это принесло плоды. Вскоре к Джерому Каминаде пришёл местный смотритель и рассказал, что его знакомая, некая миссис Френч поведала ему странную историю. Миссис Френч сдавала квартиру одной паре: Джозефу и Марте Херсту. Джозеф Херст было 26 лет, и он был каменщиком. Его жене Марте было 20 лет, и она работала прачкой. Через месяц после того, как Херсты поселились у миссис Френч, Марта родила девочку, которую назвали Мод. Спустя пару месяцев ребёнок внезапно исчез. На вопрос миссис Френч, куда исчезла их дочь, Джозеф и Марта заявили, что отправили малышку к бабушке в Стокпорт. Это могло быть правдой, но миссис Френч часто слышала, как Джозеф и Марта сильно ругались. И главное, через три дня было найдено тело неизвестной девочки. Вот миссис Френч и разволновалась, и поведала эту историю своему другу.

Тут читателю может показаться, что и тут дело ясное, и будет отчасти прав. Это автору легко писать, зная, как будут развиваться дальнейшие события и легко судить, кто прав, а кто виноват. В жизни, увы, всё не так. Перво-наперво, Джерому Каминаде нужно было проверить, а может и правда Мод гостит у бабушки? Он навестил бабушку в Стокпорте и обнаружил, что девочки там нет. Но куда более ценной оказалась информация о том, что Марта и Джозеф не состоят в браке и её настоящая фамилия Годдард. Каминада решил арестовать странную парочку и допросить, но они исчезли. Детектив рассудил, что рано или поздно кто-то из них обязательно появится в Стокпорте и поставил наблюдать за домом полицейского. Вот только Каминада потребовал, чтобы полицейский вёл скрытое наблюдение в образе бродяги. Также он привлёк к этому и многочисленную армию настоящих бродяг. Это был ещё один из любимых приёмов вести наблюдение Джерома Каминады, которым впоследствии воспользовался Артур Конан Дойл в своих рассказах про Шерлока Холмса. Засада принесла свои плоды. Бродягами был задержан Джозеф Херст. Но каково же было удивление детектива Каминады, когда ему доставали задержанного, ведь это был замаскированный под Джозефа его родной брат. Джозеф знал, что его разыскивают за убийство ребёнка и тоже решил замаскироваться. Ещё один удивительный случай из истории криминалистики. Вскоре был задержан сам Джозеф Херст и Марта Годдард. На допросах она рассказала, что Джозеф постоянно избивал её и заставлял избавиться от ребёнка. Полицейский доктор подтвердил слова о систематических побоях женщины. Джозеф Херст не стал запираться и сразу признался в убийстве своей маленькой дочери. Марта Энн Годдард была оправдана в убийстве, а Джозеф Херст был признан виновным и получил смертный приговор. Он был казнён 3 августа 1896 года на территории тюрьмы Стрэнджуэйс.

Все эти истории с точки зрения современного читателя достаточно банальны и в них нет особой загадки, если бы не одно но. После выхода первого рассказа Артура Конан Дойла «Этюд в багровых тонах», практически все манчестерские газеты писали, что у них есть свой Шерлок Холмс и имя ему — Джером Каминада. Как и у своего литературного визави у Джерома Каминады были расследования аферистов и воров, и была своя Ирэн Адлер, и множество других историй с перекликающимися сюжетами. Вот только Каминада был реальным человеком из плоти и крови, и, конечно, со своими недостатками. В полиции Джером Каминада прослужил 31 один год и вышел в отставку в 1899 году в возрасте 54 лет. Ещё во время службы он опубликовал книгу «Двадцать пять лет из жизни детектива», которая быстро стала бестселлером. В своей книге Каминада ничего не писал о своей личной жизни, а рассказывал о преступлениях, в которых принимал непосредственное участие. Кстати, написанием мемуаров занимались и русские детективы: Путилин, Кошко.

После отставки Джером Каминада занялся бизнесом в сфере недвижимости, где неплохо приуспел. После отставки Джером Каминада даже пару раз попал на скамью подсудимых! Хоть он и занялся бизнесом, но детектив всегда остаётся детективом. Каминада занимался расследованием неверности жён и был обвинён в незаконном проникновении, но в обоих случаях Каминада был признан невиновным. В октябре 1907 года Джером Каминада «пошёл в политику». Его выбрали в городской совет Манчестера. 10 марта 1914 года, всего за пять дней до своего семидесятилетия, Джером Каминада скончался в своём доме на Дании-роуд. Причиной смерти был назван диабет. Так закончилась жизнь человека, которого при жизни называли настоящим Шерлоком Холмсом. Автор понимает, что невозможно полностью рассказать историю человека, да и не ставил такую задачу. Главное было познакомить читателя с человеком, который был не хуже, а то и лучше вымышленного литературного героя.

После того, как текст этого очерка был написан, автор решил перечитать Артура Конан Дойла о приключениях Шерлока Холмса, и заметил, что теперь литературный герой стал более живым. Я знал, что такие же дела раскрывал Джером Каминада — настоящий Шерлок Холмс.


Блокнот Романа Игнатова. Copyright 2018-2021.

Опубликовано 01.07.2021 Роман Игнатов в категории "18+", "Викторианские убийства", "Криминальные очерки

Добавить комментарий

Войти с помощью: