14 апреля 2022

Необходимое дополнение к очерку Алексея Ракитина “Дом смерти” в Ля-Порте. Часть I

Сегодня речь пойдёт об очерке Алексея Ракитина «Дом смерти в Ля-Порте», с которым мне думается, знакомы большинство моих, и не только моих читателей.

Те же кто не знаком или может быть подзабыл все перипетии это интересного и в высшей степени загадочного дела, то пришло самое время освежить его в памяти. Ибо, как говорится, «повторение мать учения», а учиться, как мы знаем никогда не поздно. Чтобы избежать различных кривотолков, замечу, что я расскажу лишь о тех деталях, которые не были по тем или иным причинам освещены в очерке Алексея Ракитина. а именно, все приведённые ниже факты стали известны уже после публикации очерка Алексея Ивановича, что, впрочем, не меняет всей линии повествования выше указанного очерка.

И всё же, кое-что интересное по этому делу у меня есть. Именно поэтому, я не буду пересказывать всё дело, т.к. всё уже рассказал Алексей Ракитин, а сделаю лишь только небольшие ремарки, которые, возможно, приоткроют тайну «Дома смерти» в Ля-Потре. Итак, будем считать, что все уже вспомнили про Беллу Соренсон Ганнесс и её ужасную усадьбу, и сразу перейдём к делу. Я не буду вдаваться в подробности о якобы выкидыше Беллы, который произошёл когда ей было 17 лет. Также не буду рассматривать её переезд из Норвегии в Штаты. Всё это интересно, но для анализа дальнейших событий просто бесполезно. А остановимся мы более подробно на мужьях Беллы. Как известно, первый раз она вышла замуж за Мэдса Дитлева Антона Соренсона в марте 1884 года.

Мэдс Дитлев Антон Соренсон – первый муж Брунгильды Полсдоттер Сторшетт.

О первых десяти лет брака мы практически ничего не знаем. Единственно, что представляет интерес, это воспоминания старшей сестры Беллы, Нелли Ларсон. Нелли была старше Беллы на десять лет и отмечала сильную любовь своей младшей сестры к детям. Белла очень много проводила с детьми в воскресной школе, также любила играть и со своей племянницей. Она была просто очарована детьми и все отмечали её нобычную любовь ит ягу к детям. Такая сильная любовь к детям на самом деле объяснялась довольно просто. По некоторым данным, Белла, она же Брунгильда, не могла иметь детей. Это очень интересный момент, который заставляет посмотреть на дальнейшие события со всем с другой стороны. Как мы помним, у Беллы была одна приёмная дочь — 14-летняя Дженни Ольсен и трое своих детей: одинадцатилетняя Миртл, девятилетняя Люси и пятилетний Филипп. Так вот, Дженни была удочерена в 1891 году, т. е. спустя семи лет брака. В то время соседями у Мэдса и Беллы Соренсон была семейная пара Ольсен. Родная мать Дженни умирала и Белла в конце концов уговорила отдать девочку ей воспитание. Дженни на тот момент было восемь месяцев. К чести Беллы стоит сказать, что она часто навещала с приёмной дочерью, её родную семью. Уже спустя много лет, отец Дженни, Антон Ольсен захотел вернуть дочь и подал на Беллу Соренсон в суд, но закономерно его проиграл. Что касается «родных детей» Беллы, то мы остановимся на этом ниже. А пока затронем смерть первого мужа Беллы.

Мэдс застраховал свою жизнь и сделал это очень интересно — у него было два полиса страхования, причём всё в рамках закона! Первый полис страхования на сумму 2000$, истекал 30 июля 1900 года. И в этот же самый день начинал действовать новый полис, уже на сумму 3000$. И если бы Мэдс Соренсон случайно умер в этот день, то Белла получила бы сразу 5000$. Как уже догадался читатель, в тот день Мэдс и умер.

30 июля, доктор Джон Миллер получил срочный вызов от Беллы с просьбой по скорее прийти. По прибытию, он обнаружил Мэдса, полностью одетого, лежащим мёртвым на своей кровати. К тому времени прибыл ещё один врач — Чарльз Джонс, семейный врач Соренсонов. Допросив Беллу, они узнали, что её муж, который сильно простудился, пришел утром с работы с жалобами на «ужасную головную боль». Она дала ему дозу порошка хинина, а затем спустилась на кухню, чтобы приготовить ужин. Позже, когда она поднялась наверх, чтобы проверить своего мужа, то нашла его мёртвым. Остатки порошка, который Белла дала мужу, она выкинула. В итоге, врачи пришли к выводу, что Мэдс умер от кровоизлияния в мозг, а Белла Соренсон, как не трудно догадаться, получила 5000$.

А уже 1 апреля 1902 года, она вышла замуж за Питера Ганнесса и его смерть была куда загадочнее. В очерке Ракитина указано, что он «трагически погиб – упавший со скалы камень угодил ему прямо в голову». Это не соответствует истине.

Питер Ганнесс.

16 февраля 1903 года, около трех часов ночи, были разбужены ближайшие соседи Беллы и Питера Ганнессов — чета Николсон. На пороге их дома, с кочергой в руке, стояла Дженни. Девочка сказала:

«Мама хочет, чтобы вы пришли. Папа сжёг себя».

Питер Ганнесс был обнаружен в гостиной, лежащим лицом вниз. Он был одет в ночную рубашку, а вокруг головы было много крови. Рядом на стуле сидела Белла, которая могла едва говорить. Был вызван врач и полиция. Когда прибыл врач, то обнаружил глубокую рану на затылке, а нос был сломан. Шея была обожжена. Белла Ганнесс была допрошена.

По её словам, около 23:00, муж ушёл на кухню. Он решил перенести свою обувь в коридор, которую с вечера поставил сушиться у плиты. Когда он наклонился, чтобы взять ботинки, то с полки над его головой упала мясорубка, сильно ударив по затылку, при этом опрокинув миску с горячим рассолом, который и обжёг его шею. Несмотря на свои травмы, он заверил её, что с ним все в порядке, и он приляжет отдохнуть. Через несколько часов она обнаружила его мёртвым на полу в гостиной. Вот такую историю о смерти своего второго мужа поведала Белла. Началось следствие. У автора было желание уделить внимание тому, как шёл суд, но всё же решил не писать об этом. Сами показания Беллы весьма красноречивы. Но как это не удивительно, но Белле удалось доказать свою невиновность и получить страховку.

А спустя несколько месяцев Белла Ганнесс позвала к себе акушерку. Когда акушерка пришла домой к Белле, то обнаружила в доме младенца, которого якобы только что Белла сама и родила. Уже позже акушерка (имя неизвестно) вспоминала, что для только что родившегося ребёнка он был очень чист, вымыт и одет. Но тогда на это внимание никто не обратил. И тут мы должны остановиться на детях Беллы. Как мы помним, у неё было трое родных детей: две девочки от первого мужа и мальчик от Питера Ганнесса. Первый брак в течении семи лет был бездетным и Белла уже отчаявшись иметь своих детей, удочерила девочку своих соседей. Потом она родила от Мэдса Соренсона двух девочек. Это произошло в 1897 и 1899 году соответственно. Могли ли они быть приёмными детьми и почему это так важно?

ЧАСТЬ II


<СКАЧАТЬ>

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Блокнот Романа Игнатова. Copyright 2018-2022.

Опубликовано 14.04.2022 Роман Игнатов в категории "18+", "Криминальные очерки", "Серийниые убийцы

Добавить комментарий

Войти с помощью: